Конкурс отзывов о книгах
Рейтинг книг

В настоящее время в рейтинге 9300 книг и 5017 авторов, 21561 оценка и 10878 отзывов.

Добавить книгу

Все отзывы о книгах за последний месяц

Сортировать по: дате оценке
Страницы: 2 | 1
2
Обложки пока нет

«Мерцающие»

19.09.2019
«Мерцающие» за авторством Теда Косматки – довольно странная для моего субъективного восприятия книга.
Не очень любя физику и квантовую механику, с интересом читала первую половину книги, где отчаявшийся и испытывающий проблемы с алкоголем ученый решает повторить эксперимент настолько базовый для своей дисциплины, что над этим даже не смеются, а смотрят с недоумением. Корпускулярно-волновой дуализм света, доказывающий его эксперимент с так называемой «двойной щелью Фейнмана», новые результаты – все это описано достаточно убедительно, хотя первые признаки визуального клише есть уже даже на этом этапе (пистолет и бутылка в руках героя, сидящего на берегу). Но во второй половине автор разворачивает результат экспериментов в конспирологическую и шпионскую плоскости (появление пришельцев из других миров, которые пытаются контролировать развитие чужого мира, противостоящие им энтузиасты), причем все это выглядит как-то мелко (не возникает даже правительство, которое в контроле открытий в области физики и математики смотрелось бы куда логичнее) и описано не убедительно, не захватывающе; к тому же приправлено еще и изложениями теорий о мироустройстве в особо нудной форме. Даже не смотря на то, что действие активно двигается – оно кажется бесцельным и бессмысленным, навязчивыми и не естественными, как действия героев рекламы (с той лишь разницей, что тут даже не рекламируется ничего). Разочаровывающий эффект.
2
Обложки пока нет

«Экспедитор: оттенки тьмы»

19.09.2019
На сайте одного из книжных интернет-магазинов указан «список достоинств» книги «Экспедитор: оттенки тьмы» за авторством Александра Афанасьева. Выглядит он следующим образом:
Второй роман цикла, начатого романом «Экспедитор».
Стопроцентная достоверность боевых сцен и безупречная логика развития событий.
Фирменный стиль Александра Афанасьева.
Захватывающий сюжет.
Мир, построенный на реалиях «Эпохи мертвых» Андрея Круза.
Вот по этим заявленным пунктам и разберем книгу.
Действительно, «Экспедитор: оттенки тьмы» - второй роман цикла; это автоматически означает, что необходимо знакомство с первой частью, чтобы понять особенности профессии «экспедитор» в заявленных автором реалиях, чтобы понять, куда и зачем вообще отправляется главный герой, от лица которого ведется повествование. Заканчивается действие тоже только промежуточным финалом.
Боевых сцен в книге достаточно (это не мешает нагромождениям рассуждений о «националистическом фашизме», подробных и обстоятельных рассказов о политической ситуации на Украине в новейшей и практически современной ее истории, детальным биографиям третьестепенных персонажей, которые в повествовании возникают на пару строк действия, а их «введение» в ситуации занимает пару страниц). «Достоверность», видимо, обеспечивается подробнейшим описанием вооружения, преимуществ занимаемых снайперами позиций, особенностей боевой техники. Вот только такая достоверность (особенно с учетом, что многие детали просто не поясняются, и не каждый читатель имеет достаточную подготовку, чтобы понять фразы «кучность 3/8 MOA» или «там башня от БТР-80 стоит с КПВТ») здесь делает сцены не слишком экшн-сценами, они воспринимаются скорее как описательные. Если же заявленную достоверность должны обеспечить, например, имитированные звуки выстрелов типа «пух!» - то это просто смешно. Отдельно стоит оговорить «безупречную логику развития событий». Она определенно присутствует, например, в том, что описываемая автором ситуация исходит из реалий прошлого. Но на этом все и заканчивается, поскольку назвать «логичным», например, перескакивание к отдельным персонажам, хронологические скачки, этим спровоцированные или случайные стечения обстоятельств (эскалация конфликта, вызванная случайными удачными выстрелами сумасшедшего) уже не получится. Логики порой нет и в описаниях собственно боевых сцен. Наиболее яркий запомнившийся пример: описываются переговоры, в которых участвуют лидеры определенных внутренних сил, упоминающиеся по именам, как и примкнувший к ним один из охранников (по должности «начальник охраны» можно предположить, что охранников там несколько все-таки) – но после выстрела точку зрения демонстрирует некто Моряк, который до этого вообще нигде не упоминался. Впрочем, там и застреленный в голову, «когда от головы отвалился кусок», предпринимает активные действия вида «толкнулся ногами и упал на спину» - то ли автор так описывает уже падение трупа, то ли выстрел был не таким уж удачным, а отвалился кусок каски (да, каска нигде не упоминается, но Моряк же вон появился, отчего бы и каске не вылезти?).
«Фирменный стиль Александра Афанасьева» заключается не только в нудности подробностей политических и биографических описаний, занимающих не по одной странице, но и по употреблению нецензурной лексики, цензурно прикрытой многоточиями (отчего появляются «с…и», «б…») или искажениями («по песде»), авторской пунктуации с активным использованием многоточий и тире (например, в предложении «Этот «Тайфун» - был автобусного типа» оно зачем нужно?)
Сюжет в книге во многом теряется за количеством деталей, тогда как сводится он к простой, отчасти даже «дорожной» истории: главный герой идет к своей цели, попутно решая возникающие мелкие задачи, например, устранение мешающей политической фигуры
Реалии «Эпохи мертвых» Андрея Круза заключаются в произошедшем зомбиапокалипсисе. Афанасьеву они нужны исключительно как декорации для демонстрации своего «политического» триллера в фантастических условиях. То, насколько эти декорации мало значат, понятно даже из того, что мутировавшие зомби – «морфы» - здесь не хитро называются тварями; более того – ситуация развивается спустя несколько лет после катастрофы (действие начинается с 979-ого дня от момента), а сами зомби здесь опасным меньше бандитов.
Общее впечатление спорное. Политический триллер, прогноз геополитики, особенно с анализом мировой ситуации (например, вопрос как у Брукса – какие страны могли бы относительно успешно преодолеть зомбиапокалипсис) – это определенно интересная тема. Однако автору определенно не хватает мастерства в ее исполнении, а показ ситуации преимущественно через одного героя (хоть и перемещающегося по локациям) и со своим видением ситуации и суждениям «по понятиям» накладывает на нее ограничения; кроме того, сосредоточенность на современной читателю политике, которая транслируется в том числе через телевидение, тоже решение спорное, поскольку не факт, что читатель именно за этим обратиться к фантастическому (!) произведению. Вопросы национализма и религиозного фанатизма – тоже подчеркнутые в книге – опять-таки относятся к остросоциальным и способны привезти к конфликту читательской позиции с заявляемой через персонажей.
3
Обложки пока нет

«Экспедитор: наша игра»

19.09.2019
«Экспедитор: наша игра» - финальная книга трилогии «Экспедитор». Действие разворачивается в декорациях после произошедшего зомбиапокалипсиса, где зомби стали настолько привычной частью ситуации, что в книге упоминаются только ситуативно, даже боевые сцены преимущественно связаны не с противостоянием этой угрозе, а с обычными человеческими разборками.
В качестве главного героя предлагается человек «с понятиями», который из-за своей относительной честности (так-то он политическим убийством по заказу, пытками, взятками в нужные моменты, игрой в карты на женщину – и да, все с благими намерениями и оправданиями) оказывается мешающим в момент очередного витка борьбы за власть. Отдельно печально то, что борьба эта ведется в относительно благополучном по меркам чудовищной катастрофы регионе.
Удмуртия выбрана не случайно – регион знаком автору просто по факту рождения. Вообще, на протяжении всей трилогии складывалось ощущение, что Афанасьев не слишком доволен текущим положением региона (упоминаются, например, слишком большие отчисления в качестве налогов в центр, «приписывание» местных предприятий к соседим регионам, в частности, Татарстану, отсутствие дотаций), и он отчасти проецирует это на текст, выставляя Удмуртию не просто пережившей зомбиапокалипсис, но пережившей его наиболее успешно.
Что касается непосредственно третьей книги, то она сохранила недостатки предыдущих:
- слабое описание боевых сцен, то перегруженных подробностями по вооружению персонажей, то описанных скупо и сухо
- активное использование нецензурной лексики, которая прикрыта многоточиями
- оформление диалогов через многоточия через реплики
- подробные, детальные и пространные рассуждения (в данной книге фокус сместился с национальной и мировой политики на описание экономических преступлений и разнообразных схем и сфер влияния, коррупцию в силовых ведомствах и т.п.)
- общая мозаичность повествования с перемещением фокуса на второстепенных персонажей (например, во второй книге есть «глава», где описывается вылет последнего самолета из Лондона в Сибирь – это «ружье» так и не выстрелило, видимо, единственная цель показать, что «там, где гей-браки в чести, ничего доброго не будет» и продемонстрировать врагов России).
Ко всему этому добавился текст исключительно «для объема» (и это при том, что в третьей книге 352 страницы, а во второй – 416, т.е. она изначально короче): цитаты из других книг (из Фолкнера, например, занимает практически страницу), стихи и песни, в том числе одну на не русском языке, а также детскую «Тра-та-та, мы везем с собой кота…» (процитированную аж в 8 строчках, когда узнается она и с одной) и колыбельную, даже бородатые анекдоты.
Дочитывать текст пришлось с большим трудом, через общее ощущение брезгливости, в частности – от действий главного героя. Надо сказать, все острые темы, затронутые автором (религиозный фанатизм, национализм, современная политика и самая новейшая история, коррупция, бандитизм, определенная доля увлеченности «зэковской культурой» в обществе) мне как читателю в той форме, в которой они показаны, кажутся просто физически не приятными. Тем более, что приведшая к циклу тема зомбиапокалипсиса, в нем используется исключительно как не слишком убедительная декорация (зомби как бы есть, но человечество снова заинтересованно только шкурными интересами отдельных индивидуумов, так что катастрофа – лишь повод хорошо ее использовать в своих интересах. Странно еще и то, что со всем этим перечнем затронутых вопросов цикл отнесен к боевой фантастике: сюжет, состоящий из перемещений героя по локациям, служит здесь только фоном для рассуждений, дотошных и обстоятельных, и уж точно проработанных более тщательно, чем описания боевых сцен.


5
Обложки пока нет

«Я вещаю из гробницы»

Алан Брэдли
19.09.2019
«Я вещаю из гробницы» - пятая и довольно мрачная книга в цикле произведений о Флавии де Люс, энергичной, умной и решительной, талантливой девочки с довольно сложным характером и столь же сложным жизненным опытом. Мрачностью она обязана, конечно, локациями, где развивается часть действия – склепы, вынесенная в название гробница, кладбище, старинный замок с таинственным узником. Добавляет эмоций и выставление на продажу семейного поместья – Букшоу – составляющего часть очарования книг своей необычностью; неизбежное с ним расставание давит и на героев, тоже не добавляя положительных эмоций.
На этот раз появление тела запланировано: археологическое исследование склепа и мощей святого Танкреда. Но (вот неожиданно!) в склепе находят другой труп – местного красавца-органиста мистера Колликута, который даже не считался пропавшим.
Одновременно продолжает развиваться и история де Люсов; читатель узнает новые подробности из жизни Харриет, пропавшей матери героини. И, наконец, у этой книги такой финал, который буквально заставляет сразу же взяться за следующую книгу цикла: физическое появление той, которая до того была лишь значимой тенью – той самой Харриет.
2
Обложки пока нет

«Преступная связь»

Диана Гамильтон
19.09.2019
В сущности, роман Дианы Гамильтон «Преступная связь» не только о любовных взаимоотношениях, но и выборе. Это делает его несколько более интересным, поскольку предложенные варианты можно «примерить» на себя и определиться в собственных предпочтениях.
Что имеем – так это 4-х персонажей. Главная – именно та, перед которой будет стоять выбор – Бесс Райленд, «серая мышка», всю жизнь находящаяся в отбрасываемой красавицей-сестрой тени, достаточно спокойная, но при этом довольно решительная (она же обдумывает – и серьезно – довольно рискованное предложение о работе в частной фирме). В ней нет ничего «чересчур», именно поэтому довольно сильные эмоции, которые в ней вызывает главный герой, ее пугают. Главный герой – итальянец, «чрезвычайно респектабельный финансист», разумеется, не без трагической истории в прошлом (которая, опять-таки исходя из особенностей жанра, мешает нормальным отношениям с женщинами) – обаятельный красавец по имени Льюк Ваккари. Он подается как «партнер» старшей сестры, что героиня понимает как помолвку, только еще не объявленную официально. И, наконец, жених главной героини, на торжественном праздновании помолвки с которым, происходит встреча двух героев.
Мужчины здесь противопоставляются друг другу: страсть и надежность, риск и спокойная уверенность, одним словом, синица в руке или журавль в небе. Каждый требует от героини – «стать собой» или «быть собой», подразумевая, что есть некий удобный именно ему вариант героини – и вот такой она должна быть. Вот уже на этом этапе, героине стоило бы серьезно задуматься, о зачем ей вообще хоть один из этих товарищей – она работает (причем работа отличная, связанная с путешествиями), она не показана как безумно желающая самого факта замужества и детей.
Тем более, что герои вызывают сомнения в своих «достоинствах». Главный герой всем своим поведением провоцирует – и успешно – страсть и сильные эмоции. Заметим, что одной из доминирующих становится страх: героиня боится и собственных физических желаний, и совершить весьма неприглядный поступок (измена жениху, отягощенная предательством сестры). При этом, он не стесняется использовать против героини свое рабочее положение, заходить к малознакомой женщине в комнату и в ванную без замка, доставать из ее чемодана одежду к ужину – и фиксировать при этом, что она испытывает страх. Но это же ерунда, он же с благими намерениями, и вообще старается успокоить (заявляя, что женское белье фетишем для него не является – это никак не оправдывает сам факт того, что он трогает чужие интимные вещи).
Второй мужской персонаж тоже симпатий не вызывает. Отмечает, что невесту увел танцевать «почти силой» другой мужчина – и высказывает ей претензии. Высказывай их себе за то, что не вмешался и не предотвратил ситуацию.
Надо отметить, что заявленную в названии «преступную связь» реализуют как раз жених и сестра. Автор пытается их показать, как переживающих и своим поступком не гордящихся, но… убедительно не получается. В конце концов, у этой пары доходит до внеплановой беременности – т.е. выглядят они не только гадкими, но еще и тупыми (предохраняться это же ведь так сложно, особенно в 1996 году, когда был написан роман).
Мой личный ответ: выбирая между двумя «замечательными» мужскими персонажами, героине стоило бы выбрать никого и спокойно наслаждаться прекрасной работой.
5
Дэвид Копперфилд

«Дэвид Копперфилд»

Чарльз Диккенс
18.09.2019
Что же ты ищешь, мальчик-бродяга…
Девушка у окна с чашкой ароматного кофе и книгой и мужчина, который старательно скрипит пером, создавая будущий роман – что общего между ними? Они никогда не были знакомы лично. Она из века двадцать первого, а он – из девятнадцатого. Однако мост через время между ними перекинул Дэвид Копперфилд – герой его полуавтобиографичного романа Чарльза Диккенса.

Эту книгу Чарльз Диккенс начал писать в 37 лет, а закончил в 38. Не рановато ли для автобиографии, когда вся жизнь ее впереди. Впрочем, возможно в те времена считали иначе. А я же в далеком детстве и вовсе полагала, что роман посвящен знаменитому на весь мир иллюзионисту. И никто ведь ребенка не разубедил. Ребенок разубедился сам, когда вырос и понял невозможность этой ситуации, ибо когда Чарльз Диккенс умер, будущий маг и волшебник еще даже не думал рождаться.

В общем, все было с точностью до наоборот – это иллюзионист взял себе такой псевдоним, видимо, зная, что Диккенс увлекался фокусами театром в свое время. И его, фокусника, можно понять, ибо Дэвид Копперфилд – герой крайне удачливый и при этом обладающий необходимым набором нравственных качеств. Удивительно, что он не растерял этот багаж по дороге, ведь испытаний ему выпало немало. Правда, все они были хоть тяжелые, но очень уж… правильные, что ли. Копперфилд в детстве потерял родителей и едва не угодил в лапы расчетливого отчима его сестры, но тут ему на помощь пришла фея. Точнее, не фея, а строгая, но крайне справедливая бабушка, и это не она к нему пришла, а он к ней.

Однако это ничего не меняет. История у Диккенса все равно какая-то уж слишком правильная, а герои – почти карикатурные. Если это злодей, то он непременно отвратительный, как внутри, так и снаружи, чтобы никого не обмануть. Как Урия Хип, к примеру. Ну и сам Коппефилд- образец всех самых лучших качеств, которые он не теряет ни при каких обстоятельствах. Возможно, Диккенс таким образом идеализировал самого себя?

Есть еще Дора – юная девочка-жена главного героя, как он сама просила себя называть. Прообраз современной гламурной девицы, только в руках у нее помимо маленькой собачки должен быть еще смартфон в постоянном режиме селфи, чтобы выкладывать тонны фотографий в социальные сети. Эх! Жаль Диккенс об это не знал.

Антипод Доры – Агнес, образец тихой красоты и добродетели, которую ничто не способно поколебать. Думается, что Диккенс намеренно создавал таких однозначных героев. Возможно, он хотел превратить жизнь в сказку хотя бы на страницах собственных книг или отредактировать свою юность…

Впрочем, есть в его романе и не карикатурные герои, но они эпизодические. Это, например, мистер Дик, который любит своих детей и супругу, не желает никому зла, и все же, его едва ли можно назвать безукоризненно правильным человеком. Или старик-продавец на инвалидной коляске, жизнерадостности которого можно только позавидовать. Такие герои оживляют эту историю, заставляя, хотя бы на минуту, поверить в ее жизненность.

Возможно, эти герои кажутся настоящими, потому что они имеют сходство с реальными людьми в жизни писателя. Например, вряд ли можно назвать случайностью, что мистер Дик не раз попадал в долговую тюрьму, как и отец писателя. Хотя, прототип есть и у Доры – это первая любовь писателя Мария Биднелл. Только в книге фантазия Диккенса не ограничилась полудетскими чувствами, он предположил, что могло бы случиться с ними дальше…На самом же деле он был тот еще дамский угодник, чего не скажешь по книге.

Любопытно и то, что не только Диккенс описал в этой книге то, что было, но и предрек будущее. Например, в тот день, когда писатель обдумывал судьбу жены Копперфильда Доры и в итоге умертвил ее, его собственная жена родила девочку – девятого ребенка в семье. Диккенс назвал малышку Дорой, повинуясь импульсу. Спустя несколько месяцев ребенок умер. Совпадение?

Диккенс многословен и нетороплив. Он будто плетет паутину из предложений, заманивая читателя следовать за ним и никуда не торопиться. Так принято в его мире. Приятно, что туда можно вернуться сегодня, позволив себе замедлить время, чтобы просто получать удовольствие.
3
Куда ты пропала, Бернадетт?

«Куда ты пропала, Бернадетт?»

Мария Семпл
10.09.2019
Пожалуй, это самая странная книга, прочитанная мной за последнее время. И вообще, я бы не обратила на нее внимание, если бы не узнала, что историю экранизировали, а главную роль в фильме играет Кейт Бланшетт.

Причем, мне казалось, что режиссером фильма обязательно должна стать женщина, которая увидела нечто важное в этой сверхстранной детективной семейной драме. Но нет же! Картину снял некто Ричард Линклейтер, о котором мне ранее ничего не было известно. Впрочем, о фильме несколько позже.

Сначала ведь я ознакомилась с книгой, которая прочиталась очень быстро, но оставила дикий сумбур в голове. А все потому, что все ее герои – сверхоригинальные люди. Бернадетт – истинный социопат, она с семье переехала из Нью-Йорка в Сиэтл, сбежав непонятно от чего, и тепрь всех вокруг ненавидит. Женщина не в состоянии даже управляться с мелкими домашними делами, поэтому находит в интернете помощницу, которая живет в Индии. Что вы, это абсолютно нормально, все вокруг так делают. Нечему удивляться.

Дочь свою она назвала Балакришна. Тоже ничего особенного, вполне распространенное имя. Наверное, в Сиэтле детей так через одного нарекают. А странности родителей им передаются через гены. Именно поэтому в награду за отличную учебу Балакришна мечтает о семейной поездке в Антарктиду. Ну а куда еще может захотеть ребенок, что вы сейчас мне о всяких глупостях вроде моря и диснейленда думаете?! Блакришна не такая! Имя обязывает. Ну пока она мечтает о приключениях, ее мама собирается в эту поездку века, завалив письмами виртуальную помощницу письмами. К слову, в этой истории все так много пишут друг другу письма, что возникает впечатление, будто герои немые. Но нет! Бернадетт же как-то ругается с мошкарой. Хотя, нет, там тоже в основном все в письмах. Я не знаю, о чем вы сейчас подумали, но мошкара – этот просто родители одноклассников Балакришны. Ничего особенного.

Бедный, бедный Элджин Бренч! Как он только выживает в этом бабьем царстве? Ах да, это муж главной героини. И как он только с ума не сошел в таком хаосе? Наверняка его спасло то, что он программист, а эти люди часто сами по себе не вполне здоровы. Так что все в порядке. Хотя, как сказать, ведь Элджин подозревает, что его жена чокнутая и даже хочет упечь её… туда, где ее вылечат. Стоит ли его за это винить? Пожалуй, не рискну. Да и в любом случае после этого Бернадетт бесследно исчезла.

Я вот так задорно пишу о книге, а ведь это на самом деле о драма о семье, в которой никто друг друга не слышит. Только истории не хватает чего-то важного, чтобы всерьез порассуждать об этом. Мария Семпл слишком увлеклась оригинальностью персонажей и забыла, что на самом деле пишет об обычных людях в непростой ситуации, поэтому и читателю герои оказываются не близки. Не возникает сопереживания.

Очень любопытно, что увидел режиссер в этой истории, что захотел ее экранизировать?
3
Двойной обман

«Двойной обман»

Эстер Росмэн
09.09.2019
«Двойной обман» - небольшая история в жанре любовного романа. Объем скромный, так что не стоит ожидать чего-то особенного в плане большого количества сюжетных событий или психологической достоверности.
Действие происходит в небольшом американском городке (оригинал опубликован в 1970 году, так что время действия соответствующее), где случайно знакомятся юная девушка из самой значимой городской семьи (владельцы мебельной фабрики, которая обеспечивает работой большое количество горожан) и местный хулиган и скандалист, работающий автомехаником. История получается довольно банальная: героиня влюбляется в неподходящего ей человека (разница в возрасте (17 и 26 лет соответственно) и социальном положении). Более того: поскольку герой ведет себя подчеркнуто уважительно и не стремится использовать чужую неопытность в своих недостойных целях, это только подпитывает интерес и чувства героини. В итоге, герой оказывается не таким уж плохим (даже участие в драках скорее объясняется окружением), но отношения не продолжаются долго: в дело решительно вмешивается авторитарная, эгоистичная и просто противная мать героини и автокатастрофа, в которую попадает отец (и вину за которую мать взваливает на девушку, мотивируя это примерно так: отец поехал искать блудную дочь в плохую погоду, из-за чего и произошла авария). Вторая часть событий происходит 10 лет спустя, когда герой возвращается в город уже успешным писателем, и герои сталкиваются вновь.
В принципе, история воспринимается довольно легко, но и особых эмоций не вызывает.
С другой стороны, если отбросить условности жанра, то вопросы психологической достоверности в поведении персонажей появляются сразу. Например, условие: отец становится инвалидом и не может возглавлять бизнес дальше. Чтобы не лишится привычного финансового уровня, мать, пользуясь чувством вины у дочери, заставляет ее помогать отцу в работе, и фактически стать управляющей. Но какова вероятность, что дочь – без специального образования – и в критической ситуации справится с делами лучше, чем вполне сохранивший адекватность бизнесмен, не один год занимающийся своим делом. Да и даже если он все-таки не справится, найм подготовленного работника выглядит значительно более финансово перспективным шагом. В итоге, мать получается не столько коварной, сколько глупой. При этом в финале книги выясняется, что отец очень даже хочет продолжать работу – так чего он столько лет спокойно отодвигался от этой самой деятельности? Нет, можно сказать, что считал, что дочери это надо – ну так хоть партнерские бы с ней соглашения обсудил, а не просто перекладывал часть работы. В общем, для сюжета надо, чтобы мать была эгоистичной стервой – и она такой и будет, а достоверность мотивации уже не интересна. Отец нужен не внимательный и дочерью не интересующийся – значит, таким и будет (хотя этому образу весьма противоречит, например, использование на протяжении многих лет того одеколона, который ему подарила маленькая дочь). В общем, сплошные штампы и сюжетные функции – но обошлось хотя бы без планов мести от брошенного героя.
5
Копченая селедка без горчицы

«Копченая селедка без горчицы»

Алан Брэдли
09.09.2019
«Копченая селедка без горчицы» за авторством Алана Брэдли – третья история о Флавии де Люс, одиннадцатилетней малышке, умнице с непростым характером и обширными познаниями в химии, живущей в историческом поместье и расследующей череду преступлений в «осколке старой Англии», маленьком провинциальном городке Бишоп-Лейси. Знакомство с ранними книгами не обязательно, произведение читается и как самостоятельное, но при чтении циклом уже будут известны детали: например, что у главной героини трагически погибла мать, отец интересуется марками, а с сестрами она не ладит, или мелочи, такие, например, что результаты деятельности кухарки миссис Мюллет получаются прискорбными – но все это и в очередной книге найдет свое отражение, а «ранние дела» героини только упоминаются.
Действие происходит в 50-е годы 20-ого века, когда в таких небольших городках еще существовал свой размеренный распорядок. Он ощущается и в повествовании – хотя ведется оно от лица непоседливого и активного ребенка, не по годам обстоятельного, достаточно хитрого и практичного. Флавия – «взрослый ребенок», заинтересованный во внимании. При этом девочка довольно вредная и ехидная, умеющая поэтично рассуждать о химии и философствовать на вечные темы – но еще не все понимающая во взаимоотношениях людей (на примере с инспектором Хьюиттом, который кажется достаточно внимательным, укутывающим одеялом и возражающий в участии в расследовании не из-за профессиональной непригодности и вызванной этим зависти, а скорее из-за попытки оградить ребенка от лишней опасности). Флавия иронична, умна, специфична – и именно поэтому так интересна и необычна.
Детективный сюжет именно третьей книги строится из нескольких преступлений – одного убийства, довольно красочно «оформленного» (тело художественно повешено на трезубце статуи Посейдона), нескольких нападений и линии с подделкой антиквариата (для взрослого читателя факт подделки ясен, не понятно только, возвращаются ли предметы после кражи на место или заменяются на дополнительный экземпляр подделки; такое предположение имеет право на существование поскольку иногда копии уникальных предметов изготавливаются специально для защиты или замены самими владельцами из-за материальных трудностей (видимость благополучия сохраняется) - и в начале истории можно предположить и такой вариант, но в дальнейшем схема становится очевидной).
«Копченая селедка без горчицы» - антуражный и атмосферный детектив, с убедительными персонажами и достаточно интригующей детективной линией, изложенный в приятной манере с долей юмора.
5
О, я от призраков больна

«О, я от призраков больна»

Алан Брэдли
09.09.2019
«О, я от призраков больна» - очередная, уже четвертая, книга о расследованиях, проводимых хитрой, изворотливой и наблюдательной одиннадцатилетней девочкой, Флавией де Люс. Живет она в большом и необычном поместье Букшоу, расположенном в английской провинциальной глубинке, отлично сохранившей атмосферу старой доброй Англии. Колоритное поместье заинтересовало съемочную группу, а финансовые сложности вынудили пусть на свою привычную территорию чужих людей – и вот уже в предрождественской атмосфере в доме появляется красавица актриса, импозантный актер, знаменитый режиссер и множество других участников съемочного процесса. При этом автор довольно долго подводит непосредственно к преступлению, позволяя познакомиться с будущими фигурантами расследования еще до его начала. Для усложнения интриги в поместье с помощью спектакля собирают местных жителей, а погода услужливо организует сильнейший снегопад. Так что круг подозреваемых хоть и ограничен, но разнообразен. Поскольку Флавия уже раскрала несколько преступлений, понятно, что в тихом омуте множество загадок, но… именно это и позволяет предположить, что никто из местных не виноват – уж больно театрально обставлено само преступление.
«О, я от призраков больна» отличается предпраздничной новогодней атмосферой. Даже расследование убийства не помешает героине реализовать свой хитрый план, основанный на собственных же навыках и знаниях, и должный помочь ей доказать реальность существования Деда Мороза (переводчик почему-то решил адаптировать английский вариант названия). Именно эту книгу, не смотря на ограниченность локаций (практически все действо происходит на территории поместья) отличает особая камерность и волшебность атмосферы.
Знакомые персонажи, фирменный ироничный стиль, отличающаяся характером героиня – все это и делает книгу интересной даже для взрослого читателя.

Страницы: 2 | 1

© 2000-2019, 7я.ру

SIA "ALP-Media", ratings@7ya.ru, http://www.7ya.ru/

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.